09:59 

цикл "Из жизни ноттингемской управы"

alisahansen
"Никто не идеален!" (с) Иногда, докопавшись до истины, хочется закопать ее обратно (с)
драбблы и мини в хронологическом порядке

Название: часть 1 Как шериф собирался в командировку (Цикл "Из жизни ноттингемской управы")
Автор: alisahansen
Бета: Shiae Hagall Serpent, olya11
Канон: Robin of Sherwood
Размер: драббл, 438 слов
Персонажи: шериф Роберт де Рено, аббат Хьюго де Рено , упоминается Гай Гисборн
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: шериф решил посоветоваться с братом...
Примечания: ретеллинг главы из романа Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» про то, как Панург решил жениться. В роли Панурга — шериф де Рено, в роли Пантагрюэля — аббат де Рено. В роли женитьбы — поездка в Вестминстер

Настоятель аббатства Святой Марии сидел за столом, подперев ладонью щеку, взирал на метания Роберта де Рено и время от времени меланхолично вздыхал. Тот уже битый час вышагивал по зале и явно не собирался прекращать сие занятие. В конце концов аббат, издав очередной вздох, попросил брата занять второе кресло за столом и дать отдых несчастным ногам. Вопреки ожиданию шериф послушался. Воодушевленный этим, аббат решил продолжить увещевания:
— Роберт, если ты принял решение, то смело иди вперед и не раздумывай дале.
— Но все-таки, Хьюго, я не могу не задумываться о том, чем все может обернуться!
— Ну скажи мне, дорогой братец, и чем же это, по-твоему, может обернуться?
— Как чем? Большими неприятностями, конечно!
— Коли так, оставайся дома, Роберт, и дело с концом.
— Да, но ведь тогда под угрозой окажется моя должность и наше положение... Наше, дорогой мой Хьюго! Ты же знаешь, сколько выгод и привилегий получило твое аббатство за время моего пребывания на посту шерифа.
— И твоя личная сокровищница тоже, — буркнул аббат. Шериф уставился на него, вскинув бровь, и он громко добавил: — Тогда поезжай с Богом.
— Но если я поеду, а здесь без меня что-нибудь случится? Я же оставляю графство на благ святой! А то ты не знаешь Гисборна. Да он тут... даже думать не хочется.
— И вовсе не на благ святой, а на мать нашу святую католическую церковь, — возразил Хьюго. — В моем лице.
— Что еще хуже! — процедил сквозь зубы шериф, и настала очередь аббата подозрительно коситься, а ему самому поспешно договаривать: — Единственное, чем утешаюсь.
— Выходит, не езжай. Раз ты столь не доверяешь Гисборну, то лучше и не оставлять его здесь одного, во избежание проблем и неприятностей.
— Вот как же мне поехать и при этом... не поехать? — задал шериф риторический вопрос.
— Ты уж либо езжай, либо не езжай! — Хьюго уже почти отколупал с кубка кусочек яшмы, а тут братец завел свою волынку.
— Да Хэрн бы все побрал! — воскликнул шериф. — И если мне все-таки придется ехать, как же устроить все так, чтобы извлечь из этого наибольшую пользу? Иначе эта поездка не имеет никакого смысла.
— Так поезжай с Богом и моим благословением! — аббат готов был его дать уже сто раз, лишь бы отвязаться.
— Но если случится так, что вояж мой будет малоуспешен, да еще Гисборн устроит тут... балаган?
— Ну тогда не езжай!
— Но если я не поеду, а король разгневается? У нас будут такие неприятности, по сравнению с которыми выходки моего помощника — детская игра.
— Тогда отринь страхи свои и езжай смело!
— Что значит «отринь страхи»? А если король вдруг, пребывая в гневе и раздражении по поводу очередного несварения или дурной болезни, упечет меня в тюрьму? Где я скончаюсь в расцвете лет?
— Ну и дела! Уж лучше не езжай! — вздохнул аббат и закрыл лицо рукой.

Название: часть 2 Быть шерифом (цикл "Из жизни ноттингемской управы")
Автор: alisahansen
Бета: Shiae Hagall Serpent
Канон: Robin of Sherwood, «Брат Кадфаэль»
Размер: мини, 1160 слов
Персонажи: Гай Гисборн, Дрого Босье, Эймер Босье, Роджер Босье, ОМП
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: семейство Босье ловит сбежавшего виллана


В церкви Святой Марии прозвонили к шестому часу, когда в ворота Ноттингемского замка на полном скаку влетел всадник в голубом плаще, спрыгнул с лошади и чуть ли не бегом направился в кабинет шерифа. Ибо там временно обосновалось непосредственное начальство этого всадника — помощник шерифа Гай Гисборн.
— Ну что? — он с надеждой воззрился на представшего перед ним сержанта.
— Все, сэр Гай!
— Они проехали мельницу?
— Да.
— А переправу через Лин?
— Да.
— Свернули по дороге направо?
— Свернули!
— Ты подождал?
— Да, как вы приказали, десять яблок съел, пока ждал. Они не вернутся, милорд!
— Ну смотри мне, Харви, — Гай многозначительно пристукнул ладонью по столу. — Если будет как в прошлый раз, я...
— Они уехали! Мощами святого Дунстана клянусь!
— Значит, у нас впереди целая седмица... Которую надо провести с толком.
— Будете ловить разбойников? — в тоне сержанта прорезалось беспокойство.
— Харви, я же сказал «с толком».
Сержант облегченно вздохнул.
— Сегодня у нас до вечерни сбор жалоб и прошений, а завтра я уезжаю на три дня, и не дай Бог вы с кастеляном устроите здесь что-нибудь... Я из вас...
— Не извольте сомневаться! — стал навытяжку сержант.
Гай смерил его скептическим взглядом. Сержант Харви из Хаттерсейджа был земляком Маленького Джона и даже водил с ним знакомство когда-то, но на этом все и заканчивалось. К тому же Харви, несмотря на саксонское происхождение, обладал совершенно несаксонской старательностью и расторопностью, что выгодно отличало его от толпы других. Единственный недостаток сержанта состоял в том, что он безбожно коверкал благородные нормандские имена и фамилии, а именно — склонял то, что склонять не полагалось. Таким образом, графством заправляли «братья Рены», которые были «Рено Рене рознь» И вот здесь исправить Харви не было никакой надежды и возможности.

***


С внутреннего двора донеслись крики: кто-то, пребывая, несомненно, в крайней степени озлобленности, призывал все кары небесные. Только непонятно, на кого.
Гай поднял голову от бумаг и велел:
— Харви, выясни, кто там внизу глотку дерет. Живо.
Тот стрелой вылетел из кабинета, вскоре вернулся, слегка запыхавшись, и доложил:
— Так это приехали какие-то из Нортгемпшира, милорд. Хотят говорить с вами. То есть, с шерифом... То есть, с вами... Кажись, лорды!
— Кто такие?
— А Хэрн их разберет, Босьи какие-то.
— Кто?
— Оне так назвались, милорд. Босьи.
— Ладно, зови. Будем разбираться.
— Этих Босьев всех скопом или по отдельности?
— А сколько их?
— Три штуки, милорд! Дрого, Роджер и этот... Эомер!
— Давай всех сразу.
Это оказался лорд Босье с сыновьями, которые разыскивали сбежавшего виллана.
— Я в своем праве! — рявкнул прямо с порога старший Босье, грубый и резкий человек высокого роста и с луженой глоткой. Старший сын его — Эймер, был точной копией папаши.
«Срубить — срубили, а обтесать забыли», — подумал Гай, глядя на них.
— Не сомневаюсь, — произнес он вслух. — Но объясните толком, чем я могу вам помочь?
— Вы — вряд ли! — презрительно бросил лорд Дрого и добавил: — Нам нужен шериф!
— Я шериф.
— Что? Это вы что ли Роберт де Рено?
— Нет, я его помощник, Гай Гисборн. Шериф в отъезде и поэтому я его замещаю, — Гай старался говорить спокойно, но его терпение истощалось.
— Куда катится Англия, если шерифами ставят таких молокососов?!

***


Дальнейшие полчаса вымотали Гая больше, чем погоня за разбойниками по всему Шервуду. Оказывается, эти трое с чего-то решили, что их виллан по имени Бранд отправился в Ноттингемшир, чтобы присоединиться к шайке знаменитых на всю Англию лесных стрелков. И попытки убедить, что среди людей Локсли нет таких, успехом не увенчались.
— Ну кто вам сказал, что он подался к Робин Гуду? — вздохнул Гай, подумав, что если бы каждый удравший виллан искал прибежище в Шервудском лесу, там уже было бы не протолкнуться.
На Босье это не произвело никакого впечатления. Они упрямо стояли на своем. Куда же еще мог податься строптивый виллан? Предложенный в качестве примера Уэльс почему-то их не устроил.
Гай вздохнул еще раз и произнес:
— Ладно, описывайте его очень подробно. Сколько ему лет?
— Дьявол бы вас побрал, мы же только что вам его описали!
— Это, милорды, не описание, а чистой воды издевательство! Если вы хотите быстрее найти его и требуете моего содействия, так извольте хоть не препятствовать. Что, по-вашему, я должен выдать старостам деревень в качестве примет? «Высокий, темноволосый, молодой, шрамов на лице нет»? Да у нас половина графства подходит под это описание. Итак, спрашиваю еще раз, сколько ему лет?
— Двадцать.
— Напишем двадцать-двадцать пять. Какого роста?
— Высокий.
— Какой высокий? Как я или как вы?
— Как мой сын Роджер!
Гай поднялся, вышел из-за стола и стал рядом с младшим Босье.
— Харви, какая между нами разница?
— Дюйма два, милорд!
— Так и напишем, шесть футов. Волосы какого цвета?
— Темные, рыжеватые.
— Какие именно темные, как у вас или как у Роджера?
— Как у вашего сержанта!
— Так и напишем, светло-каштановые с рыжиной. Лицо какой формы?
— Обыкновенной.
— Какое именно? Как у моего сержанта или у ваших сыновей?
— Как у вас.
— Так и запишем, овальное. Глаза?
— Оба. Пока.
— Понятно, что оба. Какой формы и цвета?
— Дьявол его знает!
— Я так записать не могу, мне конкретно надо.
— Роджер вспомни-ка, ты его последний раз видел...
— Ну видел, — пробасил тот. — Вылупил свои глазищи, как кот на мышь.
— Зеленые что ли? — Гай поморщился.
— Да нет же! Говорю, как у кота, желтоватые такие.
— Так и запишем, круглые, светло-коричневые с желтизной...

***


Выяснение всех подробностей и тщательное их записывание заняло час. Под конец беседы Гай пришел к удручающему выводу, что провозятся они долго, и ему придется терпеть эту неприятную во всех отношениях троицу как минимум до приезда шерифа. А когда тот вернется, так еще и нажалуются. И тут ему в голову пришла не просто мысль, а мысль с большой буквы. Однако воплотить ее в жизнь мешал громкий спор Босье о том, что они сделают с этим Брандом, когда его поймают.
— Тихо! — шикнул на них Гай. — Мне кажется, что я где-то его видел. И пытаюсь изо всех сил вспомнить где. А если вы все трое не заткнетесь хоть ненадолго, то до конца и не вспомню.
Все трое надулись, но замолчали. Гай уставился в одну точку и сделал вид, что погрузился в размышления. Через какое-то время он отмер и провозгласил:
— Я нашел вашего виллана!
— Где? Как? Что? — воскликнули Босье в один голос.
— Сейчас все объясню. Несколько недель тому назад в Калвертоне объявился какой-то Том, племянник старосты, вроде как из Линкольна. К вашему описанию подходит почти идеально. Подозреваю... Нет, я практически уверен, что это и есть Бранд.
— Мы поймаем мерзавца! — лорд Дрого стукнул кулаком по столу так, что кубок подскочил. — Благодарю вас, сэр Гай!
— Вот и замечательно. Можете не благодарить, это мой долг. Надеюсь, дорогу на Калвертон найдете? Это на север и у Редхилла свернуть направо.

Высунувшись из окна, Гай проследил, как Босье уезжают в сопровождении грумов и собак. Потом облегченно вздохнул, обернулся и увидел сконфуженное лицо Харви.
— Но сэр Гай... Вы же отправили их прямиком в лапы Робина Локсли!
— Нет, я им устроил знакомство с местной знаменитостью. Суть та же, но как звучит!
— Ага-а-а, — завороженно протянул Харви.
— Вот именно! — ухмыльнулся Гай. — Учись, Харви, пока меня не убили.
— Тьфу-тьфу, Хэрн упаси! — пробормотал тот и сложил за спиной пальцы рожками.

***


Высокий длинноволосый красавец с луком изумленно вскинул бровь и сверкнул зелеными глазами:
— Повторите, что вы сказали? Кто вас сюда прислал?!

Название: часть 3 Трудовые будни (Цикл "Из жизни ноттингемской управы")
Автор: alisahansen
Бета: Shiae Hagall Serpent, olya11
Канон: Robin of Sherwood, «Брат Кадфаэль»
Размер: драббл, 850 слов
Персонажи: Гай Гисборн, ОМП
Категория: джен
Жанр: детектив
Рейтинг: PG
Краткое содержание: трудовые будни помощника шерифа, когда он не гоняется за Робин Гудом
Предупреждения: AU, кроссовер
Примечания: таймлайн — 3 сезон, серия «Адам Белл»

Зябкое зимнее утро принесло убийство. А значит, и необходимость его расследования. Гай поежился и подумал было глотнуть горячительного, благо прихватил с собой... Но сперва — дело. Труп лежал там, где его, собственно, и нашли. Специально караулили до приезда помощника шерифа. Мальчишка из Колвика примчался в замок с сообщением от старосты. Кто-то отнес весть и в манор Бейли, потому как жертвой оказался мастер Бишоп.
Дело принимало весьма скользкий оборот, особенно учитывая события предыдущей недели, родственничков убиенного и улики, что обнаружились неподалеку. Если все обстояло так, как предполагал Гай, то прищучить убийцу будет не легче, чем ловить чертова Роберта... то есть, Робин Гуда. При этой мысли он выругался и поплотнее запахнул плащ.
Гай издалека заметил нескольких всадников, приближающихся со стороны поместья, и распознал среди них престарелого лорда Фицуотера, которого чаще называли просто «лорд Фиц». Тот приехал узнать подробности дела: все-таки мастер Бишоп был одним из его танов. Старик относился к Гаю лучше, чем все остальные, да и сам Гай питал к нему симпатию. В очередной раз подумалось: ну почему столь лакомая должность шерифа Ноттингемского досталась именно де Рено? Для этой роли лорд Фицуотер Бейли подошел бы куда лучше. Как, впрочем, и любой другой из местных лордов. И работалось бы с ним гораздо спокойнее, не говоря уж о том, что приятнее. Гай вздохнул и пошел навстречу.
— Доброе утро, сэр Гай, что скажете?
— Доброе, да не очень. Ну, что я могу сказать, лорд Фиц? Убийство.
— Вы безоговорочно в этом уверены?
— Вот, сами смотрите. Место тут хоть и не бойкое, но народу проехало вчера — повозки три, возможно, четыре. И вот наш покойник. Будь это грабитель, то он бы уже... Вон из тех кустов стреляли, и ждал убийца там где-то часа три. Видите, яблоко обгрызенное? И малую нужду он тоже тут справлял, никуда не отлучаясь. Он караулил именно мастера Бишопа. Потом для отвода глаз срезал кошель и снял с пальца кольцо, а вот медальон не взял. Хотя вор обыскал бы тело с ног до головы, проверил бы даже в исподнем, а ну как там монеты подвязаны к поясу. И сапоги бы унес, они же почти новые. Взятое он выбросил в яму, вон там, в ста шагах. Пойдемте, покажу.
— Логично.
— Дальше... Мастера Бишопа убили одним выстрелом, всадили болт прямо в грудь, — Гай помолчал и добавил немного философски: — И он помер, причем сразу. Хотя кто бы на его месте не помер?
— Ну не скажите! Вот вы, например, сэр Гай, получили болт в спину, а все еще с нами, — лорд Фиц мягко улыбнулся.
— Мало кто радуется этому факту так, как вы.
— Они просто ничего не понимают. Но по вашему лицу я вижу, что у вас есть предположения и насчет убийцы. Может, поделитесь?
— Знаете... — Гай посмотрел на лорда Фица немного неуверенно и продолжил после короткой паузы: — Вы ведь тоже слышали, что Адам Белл вернулся?
— Думаете, это он? Почему?
— Сейчас поясню. Мастер Бишоп приходил на прошлой неделе к милорду шерифу. Как бы это... В общем, тайно. Он хотел передать свою ферму не Освину, сыну своей жены от первого брака, а какому-то двоюродному кузену, с тем, чтобы тот выплачивал ему пожизненное содержание. Документы брат Марк уже подготовил, послезавтра их должны были засвидетельствовать и подписать. А я еще спросил, знает ли госпожа Ханна о намерениях своего супруга.
— И что он ответил?
— Что нет, и не догадывается. А я сказал ему, чтобы он еще раз подумал. Ведь сохранить это в тайне не удастся, а она вряд ли оценит такое решение. Но мастер Бишоп ответил, что в моих советах не нуждается.
— А какое отношение это все имеет к Адаму Беллу?
— Вы знаете, как звали госпожу Бишоп до замужества?
— Ханна Лич.
— Нет, в девичестве.
— Ну конечно же! — лорд Фиц всплеснул руками. — Как я сразу не сообразил.
— Вот видите. У меня есть все основания подозревать, что это дело рук ее братца. Но также у меня есть подозрения, что мы и в этот раз ничего не докажем.
— Я вспомнил это дело! Мастера Лича нашли с перерезанным горлом, вроде как ограбление... Прежний шериф дело закрыл, а Белл тогда же исчез.
— Как в воду канул, — кивнул Гай. — А теперь госпожа Ханна кричит на каждом углу, что знать не желает своего брата, который после гибели мужа бросил ее с малым ребенком на произвол судьбы.
— А через месяц она вышла замуж за мастера Бишопа.
— Женщины странные создания.
— Сэр Гай, но откуда вы-то все это знаете?
— Про женщин? Личный опыт.
— Нет-нет, я про убийство мастера Лича.
— Лорд Фиц, я же помощник шерифа, — Гай едва заметно улыбнулся. — А это означает, что у меня есть ключ от малого судебного архива под ратушей. И я туда хожу смотреть старые записи. Особенно когда хочется посмеяться.
— Тогда вы должны знать о деле этого самого Лича и Вудли.
— Ордалия с репой и капустой?
— Именно! Я это видел сам! И я вам скажу, что в реальности все выглядело еще смешнее, нежели на бумаге. Но что же нам делать с убийством?
— Ну, можно списать это все на Робин Гуда и шервудскую шайку, — усмехнулся Гай. — Только не заставляйте меня его ловить!
— Я вас умоляю, сэр Гай, кому из присутствующих это надо? — лорд Фиц махнул рукой и посмотрел на небо, по которому ветер гнал низкие свинцовые тучи. — Распорядитесь отвезти тело на ферму и пойдемте-ка пропустим по пинте эля в «Свинье и бобах». Я угощаю!

Название: часть 4 Сила бюрократии (цикл "Из жизни ноттингемской управы")
Автор: alisahansen
Бета: Shiae Hagall Serpent
Канон: Robin of Sherwood
Размер: мини, 3022 слова
Персонажи: Гай Гисборн, Робин Локсли, Роберт Хантингтон, Дэвид Хантингтон, шериф Роберт де Рено, разбойники
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Робин выжил, но теперь ему придется доказать, что он и есть Робин Локсли. Да не кому-нибудь, а Гаю Гисборну, у которого на этот счет свои соображения
Предупреждения: смерть персонажа
Примечания: таймлайн — конец третьего сезона «Robin of Sherwood» и постканон.

Спустя неделю после того, как шериф и его помощник нашли мертвое тело Робина Локсли, оказавшееся на поверку глиняным болваном, все вроде бы улеглось. Разбойники точно в воду канули, от Братства Волка тоже не было ни слуху, ни духу. Видимо, члены братства разбежались, кто куда. Но Роберт де Рено все равно отказывался покидать аббатство Святой Марии, а для связей с внешним миром использовал помощника, который, как курьер, мотался туда-сюда между Ноттингемом, где засел Брюйер, и аббатством.
Как ни странно, предъявлять шерифу претензии никто не торопился: похоже, пропажу зерна списали на Братство Волка. Прибывший в тот день в аббатство Уильям Брюйер любезно справился о здоровье милорда де Рено и сочувственно выслушал от аббата Хьюго душещипательную историю, как его брат настрадался в плену у этих дикарей. Потом взял под локоть Гая, до глубины души потрясенного этой ложью, отвел его в сторону и настоятельно попросил держать язык за зубами, чтобы о случившемся ни одна живая душа не узнала. Гай держал. Но время шло, а Брюйер все настойчивее желал видеть де Рено в Ноттингеме. Наконец тот согласился вернуться, однако аббат почему-то на охрану поскупился, дав только двух человек.
В мрачном расположении духа (каждый по своей причине) шериф с помощником ехали через лес, когда их догнал небольшой отряд графа Хантингтона-старшего. И в этом отряде присутствовал Хантингтон-младший. При виде него Гай онемел от изумления, а шериф потребовал от графа Дэвида объяснений, что здесь делает чертов разбойник. Граф же с присущим ему достоинством ответил, что его сын больше не является преступником, и встреча эта — большая удача, ведь теперь милорд де Рено тоже знает сию новость. Так сказать, из первых рук. Пока шериф читал сунутую ему под нос бумагу с королевской печатью, Гай вышел из ступора и согнулся в седле от хохота. Все с удивлением уставились на него.
— Гисборн, потрудитесь объяснить, отчего вы ржете, как ломовая лошадь?
— Милорд, вы разве не поняли? — сквозь смех выдавил Гай.
— И что я должен был понять?
— То, что Хантингтона выгнали и из Сыновей Хэрна, и из Робин Гудов! Правда, хотел бы я знать, почему?
— Потому что я вернулся! — вдруг раздалось наверху. С дуба на дорогу спрыгнул высокий молодой зеленоглазый красавец с копной темных волос и, подмигнув Хантингтонам, лучезарно улыбнулся де Рено. — Шериф, мое почтение! Давно не виделись!
Шериф сдавленно булькнул, побелел как полотно, потом побагровел и, схватившись за грудь, кулем свалился с лошади. Гай в остолбенении уставился на слезшего с ветки типа: если бы взглядом можно было убить, от того уже осталась бы кучка пепла.
— Что с ним? — спросил сэр Дэвид, кивнув на шерифа.
Гай мотнул головой, медленно спешился и склонился над телом.
— Умер, — подозрительно спокойно ответил он и как-то очень злорадно посмотрел на стоящего рядом разбойника, который с напускным простодушием посетовал:
— Надо же, сколь убийственно может быть мое появление!
Гай выпрямился, потер подбородок и тоже ухмыльнулся.
— А ты, вообще, кто?
— Что значит «кто»? Гисборн, у тебя память отшибло? Я Сын Хэрна, Робин Локсли!
— Что, еще один Сын? Ну вас и расплодилось.
— Что значит «еще один»? Я единственный!
— Ну, предположим. Но сам-то ты кто?
— Гисборн, тебя с утра по голове не били? Я — Робин Локсли. Робин Гуд.
— Ну, допустим, Робин Гуд... А чем докажешь, что ты Робин Локсли?
— Но Робин из Локсли — это же я!
— Робин из Локсли умер три года назад. Его смерть засвидетельствована, об этом записано в приходской книге, и в замке тоже хранится бумага. А кто ты, я не знаю. И пока не докажешь, что ты и есть Робин Локсли, и не получишь документ, что живой, а запись о смерти ошибочна...
— Меня шериф узнал!
— Милорд де Рено, вы узнаете этого... кхм... человека? — Гай потыкал мертвого шерифа носком сапога.
Тело, естественно, не издало ни звука. Гай развел руками.
— Увы, не засчитано.
При этих словах остолбенел уже разбойник, а Роберт Хантингтон спросил со смешком:
— Гай, ты серьезно?
— Более чем! — спокойно отозвался Гай и добавил: — Сын Хэрна и Робин Гуд — это своего рода должности. Их кто угодно может занимать. Вот ты, например, занимал, причем целых два года. Но ты у нас еще и Роберт Хантингтон. А он — непонятно кто!
— Но он же сказал, что...
— Что он Робин Локсли? Да, и мы знаем об этом только с его слов. Но кто подтвердит, что он не врет? Может, его на самом деле зовут Джон Доу? У него есть хотя бы два свидетеля, которые скажут, что он и есть Робин Локсли?
— Конечно, — Робин посмотрел на него, как на полоумного. — У меня их больше двух. Эй, ребята!
Он свистнул, и на дорогу из кустов вышли остальные члены шервудской шайки.
— Эти не годятся, — заявил Гай.
Разбойники протестующе загалдели и схватились за луки. Но Робин их остановил.
— Это еще почему? — спросил он, поигрывая кинжалом.
— Они вне закона и не могут ничего подтвердить, их слово не имеет силы. У тебя есть приличные свидетели, которых не испугает петля за пособничество разбойнику?
— Гисборн, мне не нужно подтверждение того, кем я являюсь. Я тот, кто есть. Сын Хэрна и Робин из Локсли! Робин из Шервуда!
— У нас уже есть один бывший Сын Хэрна и бывший Робин из Шервуда, который Робин Гуд. Это Роберт Хантингтон. А ты у нас кто? Повторяю еще раз, Робин Локсли умер три года назад, и на это есть официальная бумага. А ты сейчас самозванец.
Роберт, который все это время похрюкивал в кулак, захохотал, уже не сдерживаясь. Гай тем временем поднял тело шерифа и взвалил на его лошадь. Потом тщательно закрепил повод на луке своего седла.
— Что такого смешного тут происходит? — поинтересовался у него отец.
— То, что не Гай Гисборн за Робином Локсли бегать будет, а наоборот! Чтобы бумагу получить, что он в самом деле Робин Локсли, в самом деле жив и в самом деле Робин Гуд!
— Вот зря ты смеешься, Хантингтон, — отозвался Гай. — Ситуация серьезная. Ладно, как ни приятна ваша компания, но у меня безотлагательное дело и труп, так что я поехал. Счастливо оставаться.
С этими словами он вскочил в седло и повернул в сторону Ноттингема. Следом за ним двинулись в путь и Хантингтоны.
— Что это было? — оторопело спросил Робин, провожая всадников взглядом.
— Не знаю, — отозвался Тук и почесал тонзуру. — Ох, Робин, сдается мне, тут дело непростое.
— Робин, ты что, рехнулся? — Скарлет мрачно посмотрел вслед исчезающему за поворотом рыцарю. — Кого ты слушаешь? Это же Гисборн!
— Для нас ты всегда был и остаешься Робином из Локсли! — Маленький Джон хлопнул вожака по плечу. — И неважно все.
Назир, как обычно молчаливый, кивнул, соглашаясь с ним.
— Мне важно! — Робин нахмурился. — Я прежде всего Робин из Локсли, а уже потом — Робин Гуд. Я не могу предать память отца и тех, кто жил в нашей деревне. Не для того я выжил, чтобы называться другим именем. Я верну свое имя!
— Но как, Робин? Ты слышал эту ноттингемскую гадюку?
— Он хочет, чтобы я предоставил приличных свидетелей? Я ему их найду.
— Робин, я бы на твоем месте не очень надеялся...— пробормотал Тук, но его никто не услышал.

***


— Эдвард, ты можешь подтвердить перед шерифом, что я и есть Робин Локсли?
— При всем моем к тебе уважении и благодарностях, но я еще не выжил из ума. У меня семья, Робин... Найди кого-нибудь еще.
Робин уже сбился со счета, сколько раз слышал этот ответ. Наконец он пришел к выводу, что никто не пойдет свидетельствовать перед шерифом.
— Мы, кажется, уже всех перебрали?
— Всех. Остался только сам Гисборн, — Скарлет сплюнул. — Он-то, сволочь, тебя узнал!
— Вот и заставим его признаться в этом.
— Это как же? — Джон поскреб в затылке. — Поймаем, свяжем и приставим нож к горлу?
— Именно! — Скарлет злобно сощурился и демонстративно проверил ногтем остроту кинжала.
— И как мы его будем ловить? — спросил Мач.
Все посмотрели на Робина.
— Как... — тот в задумчивости покусал губу. — На любовницу! У него же их всегда уйма была.
Однако вскоре выяснилось, что проделать это будет весьма затруднительно. Во-первых, попытка найти нынешнюю пассию Гисборна закончилась провалом — все только руками разводили. Во-вторых, его милость шериф Брюйер уехал на несколько недель, оставив Ноттингем на помощника. Который вместо того, чтобы мотаться по Шервуду в поисках разбойников, как раньше, носа из замка не показывал. Дважды к нему приезжали оба Хантингтона и о чем-то долго скандалили. Слуги ничего не поняли: хоть ор и стоял на весь замок, но орали на франкском. Дело закончилось мордобоем, в ходе которого Гисборну во второй раз сломали нос, а младшему Хантингтону выбили зуб и основательно подбили глаз.
Через несколько дней после этого старший Хантингтон вернулся, и они Гисборном опять поругались, но уже не так бурно. А под конец, ко всеобщему удивлению, вообще напились. В результате Гисборн все-таки поехал на свадьбу Роберта Хантингтона и Марион Лифорд, и даже подарил ей в знак примирения лошадь. Но этой возможностью поймать помощника шерифа не воспользовался уже Робин: с горя он напился до треххвостых белок и не то что до замка Хантингтона, до ближайшего дуба не мог дойти. Гисборн же после этой поездки снова засел в Ноттингеме, занимаясь... Кстати, попытка выяснить, чем именно он занимался, не принесла успеха. Как и попытка поймать в качестве свидетеля аббата Хьюго, потому как тот отправился в Кентербери, на ковер к архиепископу.
— Значит, мы сами идем в Ноттингем, — заявил Робин, когда вышел из запоя.
Разбойники встретили это предложение без особого энтузиазма.
— Робин, это же очень опасно, — попробовал вразумить его Тук.
— Завтра базарный день и народу будет, не протолкнешься, — ответил Робин таким тоном, что продолжать увещевания Туку не захотелось.
Людей и впрямь набилось в город, что селедок в бочку. И солдат тоже. Осторожно лавируя в толпе и морщась от головной боли с похмелья, Робин выискивал среди синих плащей помощника шерифа. Наконец, он разглядел, как знакомая фигура свернула в один из проулков, расходящихся от базарной площади. Робин двинул следом и успел заметить, как Гисборн постучал в дверь борделя.
Вскоре к Робину присоединились остальные: решать, как выуживать помощника шерифа из веселого заведения. Сошлись на том, что спросят первую попавшуюся красотку, где тот развлекается. За это взялся Назир. На стук дверь отворилась, и на пороге появилась весьма миловидная девица, чьи пышные прелести так и норовили выскочить из глубокого выреза блузы.
— Чего желает...— поинтересовалась она, но, увидев, что гости не один, закончила: — господа?
Назир лучезарно улыбнулся, обнажив ровный ряд белоснежных зубов, и произнес:
— Не скажет ли луноликая дева, что прекрасней дамасской розы, где нам разыскать одного из ваших почтенных клиентов? Он очень нам нужен.
Девица зарделась, как означенная роза, улыбнулась и призывно подмигнула сарацину, приглашая их заходить.
— Кого разыскивают господа?
— Гая Гисборна, помощника шерифа. Мы видели, как он только что вошел сюда. У нас к нему очень срочное дело!
— Это немного затруднительно, мой господин, — начала девица, но ее прервал Робин, на губах которого появилась хищная улыбка.
— Живо! Куда он пошел?
Девица вздохнула и сделала знак следовать за ней. Разбойники гуськом проскользнули по длинному коридору и оказались перед дверью.
— Туда, — указала девица.
— А ну-ка, красавица, посторонись, — Маленький Джон, недолго думая, обхватил ее за талию, поднял в воздух и переставил как табурет. Девица только пискнула от удивления.
Робин кивнул, и Уилл с разбегу высадил дверь. Все влетели в комнату следом за ним и оказались... на заднем дворе!
— Какого черта?!
— Господа просили, чтобы я проводила их, куда ушел сэр Гай? Так я и проводила! — девица подбоченилась. — Какие вы имеете претензии?
— Объясни толком! — рявкнул Робин.
— Сэр Гай часто ходит через наше заведение, когда ему неохота обходить квартал. Говорит, так короче и приятней.
Второй раз караулить помощника шерифа у борделя желающих не нашлось. И Робин решился на авантюру.

***


Гай вошел в свои покои, заложил засов, прислонился спиной к двери и, закрыв глаза, вздохнул. И тут ему в кадык уперлось острие кинжала.
— Закричишь — убью.
Он покосился на кинжал, а затем вдруг ехидно сощурился.
— Что, денег не нашел?
— Я не за деньгами, — Робина эта бравада начала раздражать.
— А за чем? — равнодушно уточнил Гай.
— Сам знаешь!
— Ха! Посмотрите на него! Три года ни слуху, ни духу, и нежданно явился: «Здравствуйте, я Робин Локсли! И я вернулся! Где аплодисменты?» Ты где шлялся, мерзавец?
— А тебе какое дело? Не забыл, что я тебя прирезать могу?
В этот миг рука его как назло дрогнула, и по шее рыцаря поползла вниз тонкая струйка крови. Робин смотрел на нее, словно завороженный, не зная, то ли нажать посильнее уже намерено, то ли убрать оружие. Гай подождал немного, спокойно отодвинул пальцем кинжал и, глядя на Робина в упор, усмехнулся:
— Напугал! — и повторил уже другим тоном — Так где ты шлялся?
Робин опомнился и схватил его за кольчужный капюшон.
— Гисборн, сначала я тебя убью. Потом поймаю аббата, он-то меня с радостью опознает в обмен на свою шкуру. И шерифа поймаю, а...
— Желаю удачи, — Гай пожал плечами. — Аббата ты будешь караулить до посинения.
— Это еще почему?
— Слушай, или убивай, или руки убери.
Робин невольно выпустил Гая, тот отодвинул его, уселся на лавку и принялся стаскивать сапоги, даже кровь с шеи не вытер.
— Так что с аббатом? — Робин так и стоял с кинжалом в руке, чувствуя себя при этом по-дурацки.
— Сегодня пришло письмо от аббата Хьюго, — Гай посмотрел на него снизу вверх. — Его преподобие хвастался, что пролез в свиту архиепископа и вместе с ним едет Рим. И какие это открывает для него перспективы. В общем, он отбывает надолго.
— Твою ж мать! — вырвалось у Робина
— Так что, Локсли, меня ты можешь убивать, сколько влезет, но я единственный, кто сможет свидетельствовать перед шерифом.
— И в чем же дело? — Робин не мог взять в толк, что происходит. Гисборн вел себя странно. Непривычно. — Свидетельствуй.
— Ну... у меня есть вопрос. Что я с этого получу?
Робин от изумления даже плюхнулся рядом с ним на лавку. Деловой тон Гисборна скорее подходил для заключения сделки по продаже... да чего угодно! Но никак не для нынешнего разговора.
— А чего тебе надо?
— Вот это я и хочу обсудить. Желательно в спокойной обстановке. Вино будешь?
Робин приподнял бровь. Гисборн что, решил разыграть любезного хозяина? Ну ладно.
— Буду! — дерзко ответил он.
— Вот и хорошо.
Гай встал, спокойно повернулся к нему спиной и отошел к столу. От такой... неосторожности Робин совсем обалдел. Это уже не лезло ни в какие ворота. Может, Хантингтон ему не только нос сломал, но и по голове чем-то тяжелым приложил? Столом, например.
Тем временем Гай вернулся с серебряными кубками в руках. Робин забрал один и подозрительно принюхался к вину. Гай хмыкнул и сделал большой глоток, наслаждаясь ошарашенным лицом разбойника.
— Так вот, мои условия просты — возможность в дальнейшем спокойно работать, — и когда Робин уставился на него, приоткрыв от потрясения рот, добавил: — Думаешь, кому за тобой гоняться? Правильно. А мне это надо? И так дел по горло, — Гай принялся загибать пальцы. — Одно убийство, пять краж скота, четыре жалобы на недовес у пекаря, три жалобы от подмастерьев на беспричинные побои от мастера. Это не считая суда с утра пораньше и новых жалобщиков. А еще разбор судебного архива с кучей приказов сумасшедшего короля, и ярмарка через неделю. Поесть толком некогда, между прочим. Так что, если у тебя есть претензии к королю, ему и предъявляй! И вообще, у меня это... дезин... деза...
— Чего-чего у тебя? — оторопело переспросил Робин и отхлебнул из кубка. Вино оказалось вкусным. И очень крепким.
— Де... де... — Гай наморщил лоб, отпил еще вина. По телу разлилось блаженное тепло. — О, де-ра-ти-за-ция! Короче, не до тебя мне.
— Это еще что такое?!
— Не твое дело! — отрезал Гай. — Итак, уговор. Ты не мешаешь мне работать, а я, уж так и быть, не мешаю тебе браконьерствовать в лесу и лишать некоторых проезжих части их золота. И не суйся со своими людьми в деревни. То есть, вы все равно туда будете шастать, но хотя бы делайте это не так нагло, как раньше. Какую-то видимость приличий соблюдайте, ходите вечером, что ли. Или переодевайтесь, чтобы не узнали... Ну же, лучших условий тебе никто не предложит. А уж аббат и подавно.
Робин задумался. В голове с непривычки к крепким напиткам слегка шумело. Предложение было странное, как и весь разговор. Вернее, как все, что творилось со дня их встречи с Гисборном на дороге. Он пытался найти подвох, но, похоже, ничего такого не было.
— Ладно. Я согласен.
В конце концов, если что-то пойдет не так, он всегда может разобраться с Гисборном один на один. Как и прежде. Но сначала нужно получить чертово свидетельство.
— Тогда через две недели.
— Что?
— Документ будет готов.
— А почему так долго?
— Потому что.
— Гисборн!
Со стены донеслась перекличка караульных.
— Вторая стража, — Гай кивнул на окно. — Тебе лучше уйти сейчас.
Робин опрокинул в себя остатки вина, поставил кубок на стол и шагнул к окну, отказываясь понимать уже хоть что-нибудь. Но прежде, чем соскользнуть вниз по веревке, он на миг встретился взглядом с Гисборном, и ему показалось, что в холодных голубых глазах промелькнула грусть.

***


Две недели спустя

Пока Тук внимательно читал свиток с печатью красного воска на шелковом шнурке и одобрительно кивал Робину, подтверждая, что все оформлено честь по чести, Гай вытащил из седельной сумки здоровенную книгу, походную чернильницу с пером и положил все это на дубовый пень. Раскрыв книгу на нужной странице, он махнул рукой.
— Вот, Локсли, бери перо и чернила...
— И что я со всем этим буду делать?
— Расписываться в получении, разумеется.
Робин поскреб в своей буйной гриве, опасливо взял перо, повертел его в пальцах, ткнул в чернильницу и тут же вымазался в чернилах. Гай, наблюдая за всем этим, шмыгнул поломанным носом и тоскливо вздохнул.
— И где я должен...
— Тут, внизу, рядом с твоим именем.
— А где мое имя?
— Вот, — Гай ткнул пальцем в буквы на пергаменте. — Так оно выглядит на англо-норманнском. Рядом царапни что-нибудь... относительно похожее.
— Я писать не умею, ты же знаешь.
— А кто при каждом удобном случае верещал как белка, что он не смерд, а свободный человек? Свободные люди, в отличие от смердов, писать умеют, — не удержался от язвительного замечания Гай.
— Гисборн!
У Робина руки чесались сломать помощнику шерифа нос в третий раз, но он сдержался.
— Локсли, это официальный документ, причем строгой отчетности. Так что подписывай давай.
Робин тяжко вздохнул, примерился и даже умудрился что-то нацарапать, не порвав при этом пергамент и не насажав клякс.
— Все, теперь ты официально живой. Поздравляю, — буркнул Гай, стряхнул песок со страницы и захлопнул книгу.
— Какое счастье! — сарказма в голосе Робина хватило бы на семерых.
— Про уговор не забудь, — мрачно напомнил Гай, садясь в седло.
— Ты тоже, — парировал Робин.
Когда Гисборн уехал, Тук вздохнул и, поправив пояс, задумчиво произнес:
— Странные у вас отношения. Ты всегда какой-то... другой после ваших... встреч. А уж после этой я и не знаю, как описать. Когда вы с ним и с Хантингтоном встретились, я думал, Гисборн сейчас на тебя бросится. Только вот не мог понять, убивать или обниматься? А теперь ты... — Тук пригладил волосы вокруг тонзуры. — Да, странные у вас отношения.
— Уж какие есть, — коротко бросил Робин, пряча свиток за пазуху.
А про себя подумал, что может оно и к лучшему — и худой мир всяко лучше открытой войны. Уж это-то он испытал на собственной шкуре. Больше не хотелось.

@темы: Robin of Sherwood, фанфикшн

   

Шервудское братство

главная